Сергей Скуратов глазами коллег, партнеров, учеников «Сергей Скуратов Architects»

Текст из журнала Архитектурный Вестник, №6 (159).

Казалось бы, в развернутой подборке о Сергее Скуратове сказано все, что можно было сказать о Мастере. Сказано прежде всего им самим – своими работами, на своем главном – архитектурном – языке.
Тем не менее хотелось не упустить, быть может, какие-то мелкие черточки, характерные детали, которые выделяют человека из окружения, приближают его образ к читателю, делают его объемным. Поэтому мы попросили в двух словах охарактеризовать Сергея, его компанию либо просто вспомнить какой-то жизненный эпизод тех, с кем он соприкасается ежедневно – коллег, партнеров, учеников, начиная от главного архитектора города и заканчивая его вчерашними дипломниками.

Сергей Кузнецов,
главный архитектор
Москвы:

Сергея Скуратова отличает, прежде всего, исключительное внимание к архитектурному качеству. Он архитектор-перфекционист, и задает высокую планку каждому своему проекту. В его портфолио принципиально отсутствуют проходные работы, и это очень ценное качество – нашей архитектуре его, к сожалению, недостает.

В этой связи я бы очень хотел, чтобы Сергей Александрович передавал свой редкий профессионализм молодому поколению архитекторов, которые только вступают на профессиональную стезю, и учил их этой ответственности.

 

Алексей Дмитриев,
компания «ПроектКапитал».
Работал в АБСС
с 2007 до 2009

Работая в мастерской Скуратов Аrchitects, попадаешь в отдельный мир – это настоящий обособленный социум, «город-государство», где все трудятся, не покладая рук, на пределе возможностей, и уважают то, что сделал твой коллега, поскольку знают, что на это ушли все его силы – и интеллектуальные, и физические. Кто-то, кто пришел не научиться, а показать себя, достаточно быстро уходит из мастерской – темп и планка здесь заданы так высоко, что, только искренне любя профессию, можно работать с такой отдачей. Потому что результат может быть только безукоризненный – иначе ты просто не достоин носить гордое звание «Архитектор» и работать в этом бюро…

Вообще Сергею Александровичу удалось создать свой собственный универсум – со своей философией, системой ценностей, моральными и этическими нормами, взглядом на жизнь. Он воплощается в его постройках и проектах – многослойных «кораблях», плывущих в пространстве городов и несущих в себе внутренние переживания и размышления Мастера, уже давно и навсегда вошедшего в историю своего города, страны и планеты.

 

Никита Демидов,
учередитель и партнер
Breath Architects.
Работал в АБСС
с 2002 до 2015

История моего знакомства с Сергеем Скуратовым началась ещё в МАрхИ, когда я попал в группу Скуратова и Уткина. Тогда же были первые попытки совместной работы – в 2002 г. мы сделали проект многофункционального комплекса в Якиманском проезде.

Мы прошли вместе долгий и интересный путь. Мастерская росла и развивалась на моих глазах. Первые сплошняки и сдачи, первые выставки и публикации, первые стройки и эйфория от воплощения задуманного.
Мастерская – это невероятно сильное энергетическое место, заряженное страстью и перфекционизмом ёе создателя. Место, требующее полной самоотдачи, поглощающее тебя в водовороте творчества и постоянном поиске совершенства.

 

Владимир Плоткин,
главный архитектор
ТПО «Резерв»

В работах Сергея Скуратова меня подкупают три вещи. Первая – это точность архитектурного языка.
Второе – Сергею свойственно абсолютное чувство стиля, что проявляется буквально в каждом конструктивном узле, каждой детали. И, наконец, самое важное, по крайней мере, в российских условиях – это умение отстоять, иногда с боем, свое видение, реализовать авторский замысел, при этом с доскональной, тончайшей проработкой всех сопутствующих частностей, мельчайших подробностей – от стыка каменного блока и металлического листа до выверенности угла оконного откоса.

 

Андрей Романов,
Екатерина Кузнецова,
компания ADM.
Работали в АБСС
с 2005 до 2007

Сергей Скуратов, по нашему мнению, является уникальной фигурой в российской архитектуре.
Его талант, перфекционизм и влюбленность в профессию позволили ему создать целый ряд интереснейших зданий, отличающихся скульптурностью и утонченной художественностью.

Что касается нас, то мы убеждены, что период совместной работы с Сергеем Александровичем, о котором мы вспоминаем с теплотой, позволил нам подняться на совершенно новый уровень понимания архитектуры.

 

Алексей Медведев,
компания СКиП.
Работал в АБСС
с 2003 до 2005

В мастерской С.Скуратова я проработал весьма недолго – пару лет – в начале 2000-х гг. Это было незабываемое время, прекрасная школа, отличный коллектив. В те годы мастерская активно набирала силу, формировалась ее структура, вырабатывался свой характерный подход к проектированию. Быть причастным к этому процессу было большой удачей.

Скрупулезные предпроектные исследования, четкая функциональная модель и вырастающий на этой основе яркий понятный архитектурный образ – это одна из характерных черт мастерской.

 

Сергей Чобан,
руководитель бюро
SPEECH (Москва)
и Tchoban Voss Architekten
(Берлин)

Я познакомился с Сергеем Скуратовым как раз примерно 15 лет назад. Наша первая встреча состоялась в Берлине, куда он приехал с группой московских архитекторов, а после того, как я в 2003 г. начал работать в Москве, мы стали видеться чаще. Помню, как в том же 2003-м Сергей показывал мне одну из первых построек своего офиса – жилой дом в Бутиковском переулке. Этот объект поразил меня тем, с каким вниманием к материалу и качеству детали он был сделан. Сочетание кирпичных и деревянных поверхностей создавало очень интересный, подчеркнуто индивидуальный облик, а качество строительства этого здания позволяло сравнивать его с лучшими образцами западной архитектуры.

Я очень рад, что все эти годы Сергей остается верен себе и своим творческим принципам, добиваясь в каждой новой работе неизменно высокого результата, несмотря на подчас объективно сложные обстоятельства, в которых происходит реализация проектов.

 

Юрий Григорян,
руководитель компании
МЕГАНОМ

Сергей Скуратов – прежде всего отважный и бескомпромиссный борец за архитектуру. Его можно назвать настоящим воином архитектуры.

Работы Скуратова – замечательный пример того, как благодаря настойчивости и бескорыстной любви к архитектуре и городу и в наших широтах можно получать выдающиеся постройки. С Сергеем интересно сотрудничать, за его работой и его прогрессом интересно наблюдать, у него можно многому научиться – не будет преувеличением сказать, что нам повезло жить с ним в одно время.

 

Никита Асадов,
мастерская А.Асадова.
Работал в АБСС
с 2004 до 2013

Работа в Архитектурном бюро Скуратова — хорошая альтернатива стажировке в ведущих западных компаниях. Иногда даже начинаешь сомневаться, что проекты бюро реализованы в России — по уровню качества исполнения, материалам и ментальности они ближе скорее европейскому мегаполису.

Как добиться такого уровня качества независимо от масштаба объекта — пожалуй, одно из главных авторских ноу-хау. Остается только пожелать, чтоб в будущем востребованность бюро, равно как интерес к качеству городских пространств, только росли.

 

Ксения Харитонова,
учредитель
и партнёр FAS(t).
Работала в АБСС
с 2009 до 2011

Среди многих архитектурных бюро мастерской можно назвать именно эту, потому что в ней действительно есть Мастер. Его продукт – это всегда авторская архитектура, которая выдаёт характерный для Сергея Александровича метод проектирования: Архитектор С.Скуратов в постоянном поиске новых ответов, это страстно увлечённый формой, материалом и образом создатель. Предельная концентрация умственной деятельности тяжела, она физически и душевно крайне утомительна, иногда почти невыносима. Но в этом сама суть мастерской, участие в которой – это уникальная возможность работать с мастером, наблюдать и учиться. Сергей Александрович беспрецедентно открыт и щедр с теми, кто с ним рядом и разделяет его ценности.

 

Антон Барклянский,
компания Synchrotecture.
Работал в АБСС
с 2009 до 2011

Что меня восхищает в Сергее Александровиче – это его упорство в достижении наилучшего результата.
Работая в мастерской, я много руководил конкурсными командами, для которых важнее всего в сжатые сроки найти самое сильное решение.

Дни плавно сливались с ночами. Утвердив с Сергеем Александровичем окончательный вариант – самый осмысленный, выверенный, вымученный, правильный, можно сказать, идеальный – стремительно несешься к завершению, сорвав все мыслимые календарные графики, но настойчиво выстраиваешь реальность, двигаешься к цели.

И вот очередное туманное утро. Сергей Александрович входит в офис и с порога говорит фразу, разрушающую понимание действительности: “Антон, я все придумал, я все переделал!” В голове только одна мысль: как возможно прибавить часы в сутках? Но решение явно лучше, острее, совершеннее.

Когда на следующее утро история повторяется, ты осознаешь, что имеешь дело с неординарной личностью. И лучшее, что ты можешь делать в таком моменте – это согласиться с происходящим, наблюдать и учиться.

 

Андрей Чернихов,
основатель Фонда
Я.Чернихова

Вальтер Гропиус говорил, что архитектором становятся после 50-ти. Речь, понятно, идет не только и не столько о становлении собственного архитектурного «я», своего почерка, а о формировании личности, профессионале и мастере, где одного дарования мало – необходим проектностроительный опыт и просто знание людей, общества, города, заказчика. Но что не менее важно — осознание и своей ответственности перед всем
вышеперечисленным.

Один только эпизод, излагаемый Сергеем Скуратовым, дорогого стоит – о том, как он поступил, когда девелопер Садовых кварталов в разгар проектирования и строительства комплекса решил передать проектирование следующих зданий ряду ведущих московских архитекторов. Многие из нас если не разорвали бы контракт с заказчиком, то уж точно остались бы с ним в контрах.

Сергей, пережив эту драматическую ситуацию, поступил так, как того требует профессия, а не эмоции – сел за составление многостраничного технического задания для коллег, где подробно прописал и «прочертил» все требования к архитектуре последующих очередей.

Его отношение к архитектуре определяется тем, что он не мыслит ни себя вне ее, ни наоборот. Потому о Скуратове правильнее рассуждать в категориях века ХХ и даже XIX. Таких, как он, раньше называли белой костью. На них, собственно, как на основании, держится профессиональная культура, мастеровитость, большое и разное знание вкупе с умением передать его другим – тем, кто рядом и придет на смену. Сегодня, после стольких эскапад архитектуры прошлого века и наступающих технологических вызовов века нынешнего,
позиция архитектора-профессионала, обладающего не только талантом и харизмой, но и высокой культурой и ответственностью, становится ключевым элементом процесса.

В современной России достоинство и суверенность архитектуры и как искусства, и как рода деятельности утверждается в обществе и охраняется прежде всего нами самими. Для чего, как бы пафосно это не звучало, необходимы воля и рыцарский дух, носители которого заслуженно обретают титул мастеров и аристократов архитектуры.